Кусяр-хан и Кусмяс-хан *)

Кусяр-хан и Кусмяс-хан *)

В старину были два хана. Они дали друг другу такое обещание: «Если у одного из нас будет сын, ау другого-дочка, то мы сделаемся сватами друг другу». Имя одного из этих ханов было: Кусяр-хан, а имя другого Кусмяс-Хан. Через некоторое время у хана Кусяра родился сын, а у хана Кусмяса родилась дочь. После этого они сделали сговор и стали друг другу сватами.

По прошествии некоторого времени Кусяр-хан умер, и после него остались сын и дочь. Сыну своему он дал имя Янгыз-ул-Янальгбатыр**). Потом у него был еще конь, на котором он сам ездил верхом; этого коня завещал он своему сыну: «Когда я умру, ты сам езди на этом коне». Звали этого коня Табан ияхе Тарпан буз***).

Когда Кусяр-хан ездил куда-нибудь, то на том месте, где ступал этот конь, трава не росла, а становилась похожею на такое место, на котором был разложен огонь.

С течением времени, когда молодец порядком подрос, он начал ездить на, этом коне. Раз, когда он ехал в одну сторону, то встретился с толпой людей. Эти люди послали к нему посла спросить, что он за человек: мирный, свой или враг?1) Молодец отвечал: «Если вы мирные, то и я мирный; если вы враги, то и я враг». Тогда те сказали: «Мы — враги; нас послал Кусмяс-хан убить сына Кусяр-хана, взять обратно девушку, которая находится у сына этого хана, и — возвратить ее Кусмяс-хану». В это время молодец размышлял: «Значит — это враги, пришедшие убить меня, дай-ка я сражусь с ними». После этого он сказал пришедшему к нему послу: «Я — враг». Послы пошли и сказали это своему начальнику. Тогда те, выбрав место, остановились и приготовились сражаться. С одной стороны была гора. Они сказали: «Ты займешь вершину горы или-же

*) Кусяр-тот, который должен переселиться. Кусмяс-тот, который не должен переселиться.
**)'Единственный сын богатырь Яналы.
***) Владелец подошвы. Название это указывает, очевидно, на особенное свойство следа-ног этого коня: где этот коня ступал; там не росла уже трава (точнее кличка коня такова: Владелец подошвы светлосерый дикий конь*. Ред.). Есть и у киргизов сказка: Кугааркан-Куш-пеской ср. Ташк. хр. стр...37 (брат побивает богатырей, сватающих сестру). Пот. IV. 399. 40 ' “

будешь сражаться у подошвы ее?» Янгыз-ул-Яналы-богатырь отвечал: «Я — одинокий человек, поэтому займу вершину горы».. После этого он взошел прямехонько на вершину горы, а стоявшие внизу люди стали стрелять в него. Ни одна стрела не задевает его. Тогда он перебил всех их.

Когда истребив врагов, он шел обратно домой, ему повстречалась его младшая сестра: она ехала по следу его лошади, так как там, где ступала эта лошадь, травы никогда не вырастало. Повстречавшись с братом, девушка сказала: «Брат, куда ты ездил?» Брат отвечал ей: «Зачем спрашиваешь о земле, в которую я ездил; если ты поедешь туда, то испугаешься, воротись-ка назад». Тогда сестра его воротилась обратно. Некоторое время спустя, молодец отправился в одну сторону. Тогда сестра его опять вознамерилась сходить туда, куда ходила ранее, и отправилась туда. Идя по следу той лошади, она дошла до одной горы и увидела множество убитых людей. Тогда она подумала: «Мой брат сказал мне: «Если пойдешь в эту сторону, то испугаешься», видно, он убил этих людей».

Когда она ходила между этими людьми, оказалось, что один человек лежал, притворившись мертвым. Увидев девушку, этот человек встал. Потом он спросил у нее: «Ты зачем тут ходишь, девушка?» Девушка отвечала: «Я — дочь Кусяр-хана, младшая сестра Янгыз-ул-Яналы-батыра». Тогда этот человек* сказал ей: «Теперь уж тебе не найти своего брата, хоть ты и будешь искать его; давай будем здесь жить вместе». Девушка отвечала: «Мой брат — очень сильный богатырь; если он не умрет, то не даст нам жить спокойно». Тогда молодец сказал ей: «В одной стране есть один пярий, который может убить твоего брата. Ты притворись заболевшею, потом скажи своему брату: «Я видела во сне, будто пепел от огня, зажигаемого этим пярием, к есть для меня лекарство. Как только брат твой отправится туда; тот пярий наверняка съест его. Тогда мы спокойно будем, жить вдвоем».

Девушка возвратилась к себе домой. Через несколько времени пришел и ее брат. Тогда девушка подумала: «Дай-ка я схожу к тем перебитым людям; если человек, который разговаривал со мною прошлый раз, не умер, то я буду посылать своего брата и устрою так, что убыо его с помощью пярия». После этого девушка отправилась к тому человеку. Пришла, а тот человек все еще не умер. Тогда она уговорилась с тем человеком: «Как только уйдет мой брат, ты придешь в наш дом, и тогда мы будем жить вместе». Девушка возвратилась к себе и притворилась больной. Пролежала день-два и сказала своему брату: «Брат, во сне я видела, будто в одной стране есть пярий; будто, если ты принесешь пепел2) этого пярия и я смешаю его с водой и обольюсь, то я выздоровлю». Тогда молодец решился отправиться в путь, чтобы разыскать этого пярия. Он велел приготовить для себя дорожной пищи, которая никогда не может кончиться, надел калоши3) и шубу, которые никогда не могут износиться, надел на опояску колчан, сел на Табан ияхе-тарпан-буза и отправился в путь.

Едва только он выехал, как девушка — какая у нее болезнь? у нее ничего нет! — привела того человека, и, построив дом, начали они там жить.

А тот молодец, проехав некоторую часть пути, приехал в одну страну и увидел там дворец. Тогда он подумал: «Вот я иду искать пярия; если я не буду по пути расспрашивать о нем, то как я найду* его?» Потом он пришел в тот дворец. Вошел, а там повешена за волосы девушка. Он спросил у де-вушки: «Тебя кто привел сюда?» Девушка отвечала: «Мой отец вел игру с одним пярием. Пярий обыграл моего отца. Так как скота недостало на уплату проигрыша, то отец отдал меня». Тогда молодец освободил девушку. Девушка сказала молодцу: «Пойдем ко мне в дом». Молодец отвечал: «Я не могу итти с тобой, я иду за делом». Тогда девушка насильно взяла и повела его к себе домой. Молодец сказал: «До тех пор, пока я не убью этого пярия, я никуда не пойду». Потом он спросил у девушки: «С которой стороны приходит сюда пярий?» Девушка отвечала: «Он приходит по мосту, находящемуся в такой-то местности». Молодец отправился на этот мост. Пришел и лег под мост.

Вдруг идет пярий; идет с такой силой, что производит дождь и гром. Когда пярий достиг моста, лошадь его стала как вкопанная. Тогда пярий закричал: «Не думаешь ли ты, что пришел сюда Я-у-Я-батыр4) из той земли, откуда и собака не добежит и птица не долетит?» и ударил свою лошадь — В это время молодец говорит: «Притти-то придет! А ты думаешь, не придет, что ли?» и вышел из-под моста. Потом он сказал пярию: «Что хочешь: схватку или перестрелку?» Пярий отвечал ему: «Перестрелку — на голову твоего отца*); давай уж схватку»5). Тогда они начали бороться.

Молодец не дал пярию устоять против него: подняв пярия, он ударил его оземь, отрубил у него голову и пошел дальше. Потом он пришел с той девушкой в ее дом. Прожил тут три дня к снова отправился в путь к тому пярию, чтобы достать золы.

По дороге он снова увидел дворец. Входит в него: опять сидит девушка. Девушка сидит и плачет; слезы, которые льются у нее из обоих глаз, текут подобно реке. Молодец подошел и спросил: «Зачем ты пришла сюда?» Девушка отвечала ему: «Вот зачем я пришла. Мой отец был хан. Однажды он со своими людьми ушел сражаться с царем пяриев. В это время — когда мой отец со своими людьми отправился на войну — явился один.

*) Здесь непереводимая игра слов, основанная на созвучии слов: атыш перестрелка и атан-башы-голова твоего отца.

пярий, схватил меня и улетел. Вот теперь я и сижу здесь; пя рий сказал, что оң завтра съест меня». Тогда молодец расспросил у девушки, с какой стороны приходит сюда пярий, и отправился в эту сторону. Придя на место, он остановился, чтобы ждать  пярия. Остановился у подошвы одной горы. Как только начал подходить пярий, земля затряслась, и камни покатились с горы. Но молодец устоял. Вот через несколько, времени подошел к нему пярий. Пярий хотел было проехать мимо, ан, и лошадь у него не идет, и собака у него не идет. Тогда пярий сказал своей лошади: «Так со мной не бывало на веку моем». Потом он проговорил: «Не думаешь ли ты, что пришел Я-у-Я-б из такой страны, из которой сюда и собака не добежит иптица не долетит?» — и ударил свою лошадь. Тогда молодец подошел и сказал: «Притти-то придет! Ты думаешь, будто не придет, что ли?» Тогда он и пярий начали бороться друг с другом. И этому пярию не дал молодец устоять против себя. Потом он пришел к той девушке, пошел с нею в ее дом и, пробыв там три дня, снова отправился в путь.

Ехал-ехал и приехал в одну страну: на берегу озера стоит дом. Вошел в этот дом: опять сидит прекрасная девушка. Войдя в дом, молодец стал расспрашивать у девушки: «Ты зачем пришла сюда?» Девушка отвечала: «Нас по очереди съедает девка- аждаха*). Я — дочь одного хана; очередь дошла до меня: за этим и привели меня сюда». Молодец спросил у нее: «Откуда приходит эта аждаха?» Девушка отвечала: «Она*) выходит из этого озера и пожирает людей». Молодец остановился на этом месте и начал ждать. Вот озеро начало волноваться; молодец посмотрел: выходит аждаха. Тогда молодец взял свой меч и приготовился. Девка-аждаха вышла на поверхность воды и сделалась семиголовым пярием. Он сказал молодцу: «Ты убил двух моих младших братьев, а теперь пришел ко мне. Оттого, что я съедаю по одной девушке, желудок мой не насыщается; ты хорошо сделал, что пришел». Молодец сказал: «У тебя еще не родился тот сын, которого ты должен есть». Как только пярий подошел к нему, они приготовились вступить в схватку. На подборах сапог у пярия были острые — преострые деревянные гвозди. Тут они оба начали бороться. Молодец одолевает пярия. Пярий закричал своей жене7): «Скорей принеси пороху и посыпь его нам под ноги!» Тогда жена его принесла пороху и посыпала его им под ноги. Цель пярия была такова: повалить Я-У-Я-батыра, заставив его поскользнуться. Молодец не поддался и этому пярию: и этого пярия он повалил и убил, а ту девушку отправил обратно в ее дом. И сам пошел с нею, прожил там три дня и снова отправился в

*) Аждаха-сказочная змея.

путь. Ехал он-ехал и подъехал к одному дому. Сидит старуха. Войдя, он спросил у Старухи: «Как бы мне, матушка, достать у того пярия золы?» Старуха отвечала ему: «Тебе очень трудно будет добраться туда, но все-таки я поучу тебя». Молодец сказал: «Поучи меня, матушка: у меня больная младшая сестра, для нее это лекарство». Старуха сказала ему: «Вот ты пойдешь к нему; когда пойдешь, на дороге попадется тебе одна речка. Эта речка будет с червями, потом она будет вонючая, не будет годна для питья. Тебе не удастся дойти ни до ее истока, ни до ее устья. Ты напейся пригоршней воды из этой реки и скажи: «Ты, как видно, очень чистая вода». Тогда эта речка даст тебе дорогу. Когда ты станешь уже совсем подходить, увидишь, что у того пярия есть сорок борзых собак: они выбегут тебе навстречу. Мимо них пройти не будет никакой-возможности; для всех их ты по дороге припаси как-нибудь сорок овец. Как только ты дойдешь до жилища пярия, то скажется, что у этого жилища есть ворота, которые поднимаются от земли до неба. Пройти через эти ворота никак нельзя; так ты подмажь низ этих ворот курдючным салом киргизской овцы. Как только ты пройдешь в ворота, поскорее войди в дом, насыпь в принесенную * тобою посудину золы-пярий не проснется, и тотчас же поверни назад, сядь на лошадь и уезжай оттуда».

Услышав от старухи эти речи, молодец отправился дальше, обливаясь слезами в течение всей дороги. Он ехал с такими печальными мыслями: «Либо сам я умру, либо не сумею дойти обратно до дому, и тогда сестра моя умрет». Ехал-ехал и доехал до той речки, о которой говорила старуха. Тогда он пригоршней попил из нее воды. В это время речка подумала: «Если этот молодец придет и в другой раз, то я дам ему дорогу». Перейдя эту речку, молодец отправился дальше. Ехал и приехал в одну страну, в которой увидел пастуха курдючных овец. Придя к этому пастуху, он купил у него для тех сорока борзых собак, о которых говорила старуха, сорок курдючных овец, потом навьючил этих сорок овец на свою лошадь и отправился дальше. Те сорок борзых собак выбежали ему навстречу; тогда он раздал им по овце каждой. Пройдя мимо этих собак, он дошел до ворот пярия, помазал низ у ворот, и вошел в них. Войдя в дом — пярий не узнал этого, потому что спал — он насыпал в свою посудину золы. Совсем было уж выбрался вон, да оказалось, что у пярия была протянута заколдованная веревка. Молодец не знал этого и задел за веревку; тогда веревка произвела шум; пярий тотчас же проснулся и вышел из дома (а у него была уже приготовлена лошадь), сел на эту лошадь и начал преследовать молодца. Когда молодец проходил через двери, пярий закричал: «Прищемите его, мои ворота, прищемите!» Ворота отвечали ему: «Вот уже сорок лет, как ты ни разу не смазал  нас! Не прищемим!» и выпустили молодца. После этого сам пярий захотел было пройти через ворота, но ворота не отворились; тогда он ударил ворота один раз — не мог пройти; ударил во второй раз — не мог пройти; на третьем ударе прошел. Пярий преследует молодца. Он крикнул тем своим сорока борзым: «Хватайте его, мои борзые!» Борзые отвечали: «За сорок лет ты ни разу не кормил нас! Не схватим!» Молодец, спасшись от собак, добрался до речки. Речка дала ему дорогу. Потом пярий доехал до речки и прыгнул было через нее, но не мог перескочить и упал на середину реки. Когда пярий, наконец, перешел через речку и продолжал погоню, молодец тайком подкараулил его и разрубил ему лоб посередине. Пярий тут и умер. Тогда молодец взял с собой оставленных по дороге трех ханских дочерей и поехал в свое жилище. Когда он приближался к своему жилищу, ему навстречу попался один молодец. Наш молодец вздумал было стрелять в него, но припомнил следующее: «Ведь матушка сказала мне: «В попавшегося навстречу человека отнюдь не стреляй». Тогда он берет в руку свой лук и идет к тому молодцу. Я-У-Я- батыр спросил у него: «Куда ты идешь, молодец?» Молодец отвечал ему: «Я разыскиваю отца». Тогда он еще раз спросил у этого молодца: «Кто твой отец?» Молодец отвечал: «Мой отец — сын Кусяр-хана, Я-у Я-батыр». Тогда он сказал: «Если так, то я — твой отец». Молодец сказал: «Моя матушка говорила: «У твоего отца на правой плечевой лопатке8) есть печать: посмотри лопатку, и если окажется, что там есть печать, то это и будет твой отец». Он открыл свое плечо и показал его молодцу. Тогда они поздоровались друг с другом и поехали домой. Я-У-Я-батыр поехал вперед, — поехал с намерением прибрать свой дом. Потом поехал и сын его, ведя за собой трех его жен. Я-у-Я -батыр приходит в свой дом: прежняя жена его, разгребши ладонью здлу на огневище, зарывает туда хлеб*), а мать сидит в углу, слепая на оба глаза. Младшая сестра его с молодцом живут в одном доме. Я-у-Я-батыр, узнав, что она обманывала его, отправился убить ее. Приходит в их дом: зять его вышел о кумганом") вон из дому. Молодец подошел да и убил его тут же на месте. Входит в дом: сестра его сидит на сундуке: он тут же перерубил ее пополам! Потом пришел обратно к себе домой и горько заплакал. Набрал слез из того и другого глаза в горсть и потер ими глаза своей матери: глаза его матери тотчас же прозрели. Потом он привел тех трех ханских дочерей, и вот у него стало, вместе с дочерью Кусмяс-хана, четыре жены; у них народилось очень много детей, и теперь он® все еще продолжают жить счастливо.

*) Обыкновенный способ приготовления хлеба у башкир: разгребается зола на месте, на котором только-что горел огонь, и тесто в виде тетерьки кладется тут и покрывается потом горячей золой*

Транскрипция иман, как и всегда У Бессонова, приближенная. Точнее было бы: Кусэр-хан и Кусмэс-хан. Бессоновская сказка до началу представляет собою вариант скагки (Зу<?ь]-кугрэ$ шепэп Ма]апһь1ьу, изданной в уфимском сборнике 1939 года (см. стр. 75 сл.).
враг. Вместо «враг» можно было бы доставить русское об­ластное слово «немирной».
2)    пепел или золу из печки пярия, как это видно из даль­нейшего.
3)    калоши. Атрибут, малза соответствующий стилю богатыр­ской оказии. Возможно, шздаяя вставка © болеют старый текст/
*) Я-^-я-б.. Пшидомому, новое вроэвище герюя, о котором наяна сказка здесь упоминает впервые,
5)    схватку. Ом'. прим. 7 к сказке 7.
®) она. В дальнейшем эта дөвка-аждаха превращается ,в пярия (существо мужского пола), и тогда все согласуемые с ней слова в русском тереводе» Бессотова» естественш, поставлены в муж­ском роде. Башкирский же оригинал этих трудностей не испыты­вает ввиду  отсутствия грамматического женского рода в баш­кирском йзыюе.
7)    жене. Женой сказка называет, повидимому, ту самую девуш­ку, о шторой творилось несколько выше. После смерти пярия-аж дахи она опять называется девушкой.
8)    лопатке. Родинка -(или летать) на лопатке1 - «особая примета» эпических героев не только у ‘башкир: ср. хотя бы крымскую вер­сию оказания о Чора-батырө.
®) кумганом. Так называется обычный для дореволюционной Башкирии медный «кувшин для воды.

2012 © Copyright information метр

 

Права на тексты принадлежат авторам и переводчикам ( © ). Башкирский центр перевода художественной литературы.

Реклама

 

Вход в систему

Счетчик

free counters

Яндекс.Метрика