Иван -царевич и безручка

ИВАН-ЦАРЕВИЧ И БЕЗРУЧКА

У царя были сын с дочкой. Вот пришло время умирать царю. Позвал он детей и говорит: «Ухаживай за сестрой, как за матерью, а ты, дочка, за братом ухаживай, как за своим отцом». После этого царь недолго жил, умер. Остались ОНИ вдвоем. Иван-царевич все время ездит на смотр, а сестра сидит дома. Подоспели года жениться Ивану-царевичу. «Сестрица, а не жениться ли мне?» А она: «Сам знаешь. Пожалуй, женись!» Поехал смотреть невесту. У генерала не понравилась. У полковника понравилась. «Ну, полковник, не отдашь ли ты свою дочь за меня?» — «Отдать-то отдам, но она у меня немножко сердится». Жених и невеста обручились, на свадьбе пировали целую неделю. Живут теперь втроем. Брат с сестрой очень уважают друг друга, а жене это не по сердцу. «Что это, — говорит она, — вы так друг друга уважаете». — «Отец завещал мне сестренку смотреть как мать. Вот я и помню его слова. И сестренке завещал ухаживать за мной как за отцом». Вот как-то поехал Иван-царевич на смотр, а во время его отсутствия жена прирезала всех кур. Приезжает Иван-царевич, жена выбегает к нему навстречу и говорит: «Ты очень доверял сестренке, она же зарезала всех кур, ни одной не оставила.» — Ну что ж это отцовский капитал, а мы сами себе соберем,» — ответил он и на сестру нисколько не рассердился. В другой раз опять он уехал на смотр. Опять жена прирезала всех уток, ни одной не оставила. Возвращается Иван-царевич со смотра. Навстречу выбегает жена и докладывает: «Вот, Иван-царевич, ты хвалил свою сестру, а она прирезала уток всех до одной». — «Ну, что же, это отцовский капитал. Мы сами себе заведем опять», — ответил он и на сестру не рассердился. Дня через три-четыре Иван-царевич опять поехал на смотр. На этот раз жена всех гусей перерезала. Возвратился Иван- царевич, а она опять ему: «Вот, Иван-царевич, очень уж ты доверял сестре. Она ни одного гуся не оставила». А он все так же: «Это, мол, отцовский капитал» {теперь все время так). Не сердится на свою сестру, остался дома. Дружит со своей сестрой, живут, не сердятся. Ну, приходит время, опять ему надо на смотр. Уехал. Жена привела мастера с бойни, заставила зарезать всех овец. Ни одной не оставляет. Опять Иван-царевич возвращается со смотра Жена выбегает встречать: «Иван-царевич, вот как ты сестре доверял, а она всех овец прирезала, ни одной не оставила». А ов! ей в ответ: «Это отцовский капитал». Опять не сердится на ёестру. Пожив некоторое время дома, опять Иван-царевич отправился на смотр. А жена в это время привели двух человек и перерезала всех коров. Иван-царевич приехал, а она выходит ему навстречу. «Вот, доверял сестре, а она всех коров прирезала. «Это отцовский капитал, мы сами себе наживем», — отвечает он ей. Опять не сердится на сестру. Пожив некоторое время дома, Иван-царевич опять уехал на смотр. А жена позвала трех человек и прирезала всех лошадей. Иван-царевич возвращается со смотра, а она выходит ему навстречу и говорит: «Вот, Иван-царевич, доверял сестре, а она всех лошадей прирезала, ни одной не оставила. «Это отцовский капитал, мы сами себе заведем», — отвечает Иван-царевич и не сердится на сестру. Теперь Иван-царевич живет дома, ждет, когда жена родит ребенка. Жена родила, мальчика, все трое ухаживают за ним, любят его. Иван-царевич опять едет на смотр. Во время отъезда она убила своего ребенка-мальчика. Настолько уж рассердилась на его сестру, даже не пожалела свое дитя. Приезжает Иван-царевич со смотра, она плача выбегает его встречать. «Вот, Иван-царевич, очень уж доверял своей сестре. Нашего Николая она успела уже убить». — «Ну, теперь это наш капитал.» Очень рассердился на сестру Иван-царевич. Заходит в избу. «Сестричка, зачем ты Николая убила?» А сестра ни одного слова не молвит. Жена и советует Ивану-царевичу: уведи свою сестру в рубленный лес, отруби ей обе руки (вот какая).  Вот Иван-царевич берет топор, ведет сестру в рубленный лес (руэм), кладет руки на пень и отрубает. Иван-царевич даже не обернулся к ней, сразу ушел. А эта сестренка идет и плачет: «Что я буду делать теперь, безрукая.» Шла-шла она, дошла до одного города, с большим трудом забралась в яблоневый сад, очень проголодалась. Взяла да кое-как сронила одно яблоко и съела. А сад этот принадлежал одному купцу. Прибежал в сад купеческий сын, сосчитал яблоки, одного нехватает. Прибегает к отцу. «Папа, у нас одного яблока нехватает.» — «А кто же взял?» — спрашивает отец. «Там стоит безрукая девушка». — «Приведи ее сюда, может быть курам корм месить сумеет». А девушка очень красива. Купеческий сын идет опять в сад, спрашивает девушку: «Ты съела одно яблоко?» А девушка: «Да, я.» — «Может, сможешь курам месить корм. Идем к нам, отец просил тебя». — «Придется итти, коли так». Эту девушку держат у себя, а она сколько может потихоньку все дела делает. Месит корм курам, уткам, гусям. Между делом подает коровам. Купеческому сыну пришли года женитьбы. Отец говорит сыну: «Пора тебе жениться». — Ну, папа, где же мы возьмем невесту?» — «Сходи-ка к такому-то купцу, посмотри, понравится-нет». Идет к купцу. Приходит, смотреть девушку. Не понравилась она ему. Приходит к отцу. «Ну, как девушка, подходяща или нет?» — Мне не нравится», — отвечает сын. Посылает отец его опять-не годится. Посылает в другое место — тоже не годится. «Ты, сыночек, очень уже разборчив». А Иван все стесняется высказать свое желание. Наконец, говорит:  «Папа, я возьму в жены эту безрукую девушку, а другой мне не надо» (вот ему кто понравился!). — «Она же ничего не может делать». — (Ничего, она будет жить дома. Я теперь уже взрослый, будем ездить по деревням, торговать, как-нибудь я ее прокормлю». — «Ну, Иван, сам знаешь. В таком случае возьми ее». Собрал купец гостей, сыграли свадьбу. Сколько-то времени прожили вместе, может, один месяц, а у купца только один магазин товаров. «Ну, папаша, теперь пойду по деревням торговать». Наложил арбу товару. «Давай руку, отец, поеду на твое счастье». Едет попытать отцовское счастье. Ездил-ездил, от торговли получился большой убыток. Приезжает домой. «Папа, нет у тебя счастья, получился убыток. Теперь, мамаша, поеду на твое счастье, — дай руку». Едет на мамино счастье. Ездил-ездил, опять большой убыток получил. Приезжает домой: «Ну, мама, у тебя тоже нет счастья. Теперь поеду на свое счастье». Торговал-торговал, все товары распродал: ни убытку, ни накладу. Вышла только своя цена. «Ну, теперь, жена, поеду на твое счастье, дай руку-обрубки твои». Жена дает руку, и поехал на счастье жены. Вот он торгует, товар очень быстро идет Вмиг распродал товар, выручил двойные деньги, большой получил барыш! Приезжает домой. «Ну, жена, большое у тебя счастье! Выручил двойные деньги (деньги на деньги — оксалан окса). Опять поеду на твое счастье». Опять выручка-деньги на деньги. Едет домой. Так, на счастье жены нажил он два магазина. Говорит отцу: «Ты еще не стар, я повезу, товары в другой город, а ты поторгуй здесь». — «Поезжай!» — — «И жену повезешь?» --спрашивает сына. «Жена останется, она беременна. Мама поможет ей родить». Вот Иван сложил теперь много возов, уезжает в другой город. Попал он в тот самый город, где жил тот царь. Магазин построил около царского дома. Иван торгует, а народу ходит к нему точно мошкара летит (шынга-убра вэлэ). Очень большой барыш! Нанял двенадцать приказчиков. Проторговал с полгода, построил три магазина. А его жена родила мальчика, здорового и красивого. «Иван, жена твоя родила ребенка. Приезжай повидаться», — пишет письмо отец. А это письмо перехватила невестка. Пишет ему обратно: «Мне больше эта жена не нужна, выгоните ее, не оставляйте ее дома». — «Ах, почему он так говорит? Ведь он взял ее сильно любя, а теперь, вот, велит выгнать из дома», — думает отец. Опять посылает письмо, спрашивает: «Зачем так сильно разгневался на жену-то, а ребенок твой растет и растет. Все больше и больше здоровеет». А Иван ничего не знает. Опять невестка перехватила письмо и шлет в ответ: «Эта жена мне не нужна, выгоните её. Пусть идет куда угодно и ребенка к ней привяжите». Купец, получив это письмо, очень раздосадовался. «Ах, почему так испортился мой сын. Зачем я его послал торговать!» Жалко стало и купцу, и жене купца своей снохи. «Ну, снохушка, сынок наш тебя гонит. Хоть мы и очень полюбили и тебя  и ребенка, но он велит вас выгнать». — «А как же я сына на руках понесу?» — спрашивает сноха. «Иван приказал привязать его кушаком». Вот они привязывают ребенка, плачут, жалко им и снохи и внука. «Ну, сноха, до свидания. Ходи теперь хорошо». Сноха вышла и пошла. Шла-шла, дошла до оврага, где протекала речка. Сильно захотелось ей пить. Нагнулась она, а ребенок и выпал в воду. Вот стоит она и плачет. Вдруг на другой стороне появился старик. «Ребенок еще жив, — говорит он ей, — сунь руку, вынь его из воды.» — «Руки-то у меня нет, кап я суну?» — «Как-нибудь попробуй. Он жив еще». Вот она сует обрубок до самого ребенка, достала. Рука стала, как прежде и вынула ребенка. Повесила две котомочки, взяла ребенка, стала нищенкой... Шла-шла, дошла до самого того города, где ее брат и муж. Настал вечер, просится к брату переночевать: «Пустите пере-ночевать нищенку!» А они отвечают: «Иди туда, там пускают!», — Она походила вокруг да около, опять к брату пришла. «Никто де пускает. Мне места много не нужно, только вот у меня ребенок.» — «Ну, в таком случае заходи. В задней избе переспишь с ребенком». А ребенок уже начал ползать (в скат скоро). Наступил вечер. Эти трое идут к ней, а она совсем нищенка, одета плохо. Иван-царевич присматривается к ней, думает: «Что-то она как-будто на мою сестру похожа». А патом сомневается: «Хотя у этой руки есть, а моя сестра безрукая». Муж глядит и думает: «Точь-в-точь как моя жена. Нет, у моей были руки, она же безручка». А ребенок все время играет. Царский сын спрашивает ее: «Вот такие нищие сказок много знают. Мы очень любим сказки, — нарочно пришли к тебе слушать. Может ты нам расскажешь?» — «Рассказать-то сумею, а вдруг вы рассердитесь.» — «Нет не рассердимся». — «Смотрите, никто де сердитесь. А будете сердиться — не буду сказывать». И начала. «Раньше у царя жили дочка с сыном. Пришло время умирать отцу. «Ну, сыночек, — сказал он, — я скоро умру, а ты за сестрой ухаживай, как за матерью. А ты, дочка, за браток ухаживай, как за отпом». Жили-жили, царскому сыну подоспели года жениться. «Сестричка, жениться что ли мне?» — спросил сестру. А сестра отвечала: «Сам знаешь!» Брат поехал за девушкой к генералу — не понравилась, поехал к полковнику-понравилась, и женился на дочери полковника. Ну, жили ОБЕ втроем очень хорошо. Брат с сестрой друг друга уважали, Однажды брат уехал на смотр, а в это время жена прирезала всех кур. Приехал брат с осмотра, жена выбежала навстречу со словами: «Вот ты очень доверял сестре, а она прирезала всех кур. Не оставила ни одной». Он ответил: «Это ОТЦОВСКИЙ капитал, мы сами для себя заведем». Не сердился на сестру. После опять во время его отъездов жена прирезала уток, гусей. Приведя одного человека, зарезала овец — Приведя двух человек прирезала коров. Приведя трех человек прирезала всех лошадей. Когда же возвращался со смотра муж, -каждый раз она обвиняла сестру. Он же отвечал ей, что это, мол, не наш капитал, мы сами себе заведем. Потом у них родился ребенок, мать убила и его и оклеветала сестру. За это брат разгневался на еестру. Эт° Уж наш капитал. А невестка уговорила его увести сестру в рубленный лес, отрубить ей руки и отпустить на все четыре стороны. Брат так и сделал и руки-то ей отрубил». «Да, отрубил!» — не стерпев от волнения, закричал брат. «Если будете сердиться, я не буду рассказывать». Муж говорит: «Пусть рассказывает - сказка очень интересная». Дальше слушают сказку. «Отрубив руки, брат даже не посмотрел на нее, повернулся и ушел из лесу. Сестра ушла со слезами. Добрела до одного города. Забралась в какой-то сад. Сильно проголодалась, с большим трудом сронила одно яблоко и съела его. Этот сад оказался купеческий. Туда успел прибежать купеческий сын, доложил отцу, что у них пропало одно яблоко. Купец спросил — кто съел. Сын рассказал ему, что видел там девушку без рук. Купец велел сыну привести эту девушку, чтобы она у них хотя бы кур кормила. Девушку привели, она старалась работать как могла, месила курам, уткам, гусям. А когда подоспели года женитьбы купеческого сына (купеческий сын сидит и очень внимательно слушает эту сказку, он и спрашивает отца: «Папа, где мне найти девушку?» Отец предложил съездить к одному купцу посмотреть его дочь, но она не понравилась ему. Ездили в другие места. Там тоже не нашел, что хотел, -а сказать правду отцу боится. Наконец, сознался: «Папа, я женюсь на этой безрукой девушке». — «Ой, Иван, она же не сможет работать», — ответил отец. «А на другой я не женюсь», — решил Иван. Собрал купец гостей, сыграли свадьбу» Иван женился на этой безрукой, красивой девушке», «Да, женился!» На этот раз. уже Иван рассердился. «Если будете сердиться, то перестану расказывать». «Пусть, рассказывает, рассказывай. Сказка очень интересна», — говорит брат. «Потом купеческий сын стал ездить с товаром по деревням. Идет на счастье отца, получает большой убыток. Идет на счастье матери — большой убыток. Идет на свое счастье — ни убыток, ни наклад. Поехал на счастье жены — привез барыша, деньги на деньги. Ездил-ездил на счастье жены, построил большой магазин. Сложив товар ад этого магазина, едет торговать в другой город, а отца оставляет в своем городе вместо себя. Отец его спрашивает: «Разве ты один поедешь, не возьмешь жену?» А Иван отвечает: «Жена беременна, пусть рожает дома как может по-своему». Иван уехал в другой город с товаром. У его магазина народу собирается точно мошкара. Вот так на женином счастье он построил три магазина. А в это время жена его родила. Отец послал письмо, но оно не попало Ивану в руки. Невестка перехватила. Вместо этого письма написала другое как бы в ответ старику, чтоб выгнали жену из дома навсегда. Прочел купец письмо, удивился: почему так испортился сын, ведь он взял ее любя. Опять написал Ивану ответное письмо. Опять перехватила невестка, написала: «Привяжите ребенка кушаком, выгоните прочь из дома». Со слезамн на глазах привязывали ребенка, пожелали счастья и доброщ иути ей. Сноха шла-шла, дошла до оврага. Морила жажда пять наклонилась пить. Ребенок упал в воду. Старалась она этими обрубками вынуть ребенка, руки все дальше и дальше погружались. И руки туда я протягивала, выросли у меня опять руки, и ребенок этот теперь мой и брат-то мой будешь ты, и муж-то мой ты будешь». Так закончила сказку. Муж живо схватил ребенка, очень полюбил его. «Брат мой, возьми жену, привяжи к хвосту лошади, катай по городу. Она убила собственного ребенка сама». Брат поступил с женой так., как сказала сестра, и убил ее. Сказка дальше, я ближе.

 

2012 © Copyright information метр

Реклама

 

Права на тексты принадлежат авторам и переводчикам ( © ). Башкирский центр перевода художественной литературы.

Вход в систему

Счетчик

free counters

Яндекс.Метрика