БОГАТЫРЬ КЫРК-АТАР

1. БОГАТЫРЬ КЫРК-АТАР*)
В старину у одного старика был сын. Звали этого сына богатырь Кырк-атар. Этот Кырк-атар взял себе жену. Люди начали ненавидеть Кырк-атара. Тогда Кырк-атар сказал: «Я уйду отсюда, чтобы спасти свою голову». Отправился Кырк-атар в путь- вместе со своей женой. Пришел к истоку одной реки. Каждый день ходит он тут на охоту. Построил два дома, один против другого. Он был весьма искусным охотником.
Раз он сказал своей жене: «Не бросай в воду птичьих перьев». Жена его подумала: «Зачем бы это мой муж сказал так?» Набрала она решето перьев, отнесла и бросила их в воду. На нижнем течении реки жил один царь. Царь пришел к реке и увидел, что плывет шерсть. Тогда царь сказал: «Наверно, там есть какой-то неизвестный мне человек». Царь взял своих сорок везирей и сказал: «Я отправлюсь вдоль реки».
Царь отправился со своими сорока везирями вдоль реки. Шел он и набрел на дворец Кырк-атара. Вошел во дворец: сидит одна женщина, а у нее два маленьких сына. Царь сказал женщине: «Ты зачем сидишь здесь одинокою?» Женщина отвечает: «Что же мне делать, как не сидеть?» Царь говорит женщине: «Я убил бы твоего мужа, если бы ты согласилась пойти за меня».. Женщина отвечает: «Он — очень сильный богатырь, как ты его убьешь? Он богатырь, прозванный Кырк-атаром». Царь говорит:1 «Мы - убьем1 его хитростью». — «Какой хитростью?» спрашивает женщина. Царь отвечает: «Я дам тебе струну, свитую из конских волос. Как только придет твой муж, ты скажи ему: «Давай будем играть1) — кто кого перетянет».
Потом ты загни ему руки назад и свяжи их, и если он не сумеет разорвать эту струну, ты крикнешь мне. Тогда я войду, и мы убьем его».
Муж той женщины пришел домой. Женщина и говорит: «Ну, давай будем играть — кто кого перетянет?» Кырк-атар гово
*) См. б ск. .Алтын дуга“ Батыр-жена, чтобы погубить мужа, выпыты-вает, где у него душа. См. Пот. IV, стр. 240, Пот. IV—491. Пот. IV—591. Ташк. хрест., стр. 50.
Кырк-атар—стреляющий сорок раз.

рит: «С чего это вдруг вздумалось тебе поиграть? Разве пришел какой-нибудь человек?» Тогда Кырк-атар связал руки своей жене и говорит ей: «Разорви». Жена не могла разорвать. Потом муж развязал руки жене. Тогда жена связала руки своему мужу. Муж потянул и разорвал. Потом они легли спать и уснули. Кырк-атар встал и отправился на охоту. Когда Кырк- атар ушел, царь вбежал в дом и спрашивает: «Разорвал ли он веревку?» — «Хоть и тихонько потянул, да разорвалась», отвечает жена. Царь сильно смутился и говорит: «Выходит, что он — очень сильный богатырь. Ну, я дам тебе ремень: разорвет ли его?»
Муж той женщины пришел домой. Женщина и говорит: «Ну, давай поиграем: станем тянуться». — «Откуда ты взяла эту игру—тянуться?» спрашивает Кырк-атар. Женщина отвечает: «Я все сижу одна, вот мне и стало скучно». Кырк-атар говорит: «Дай, я свяжу тебе руки». Связал он руки жене и говорит ей: «Разорви. Вчерашнюю веревку я разорвал, а сегодняшнюю разорви ты». Жена начала плакать, оттого что он не развязывал у нее рук. Тогда Кырк-атар развязал руки у жены. Жена опять связала руки Кырк-атару. Чуть только потянул он — ремень разорвался. Потом они легли спать и заснули.
На другой день поутру Кырк-атар отправился на охоту. Царь вбежал в дом и говорит: «Ну, разорвал ли он ремень?»—«Разорвал», отвечает она. Царь сказал своим двум везирям:
«В такой-то стране есть столетняя старуха. Подите спросите у нее: «В этом коварном2 мире чья кожа самая крепкая?» Везири пошли к старухе и спросили: «Чья кожа самая крепкая?» Старуха отвечает: «В этом мире нет кожи крепче человечьей». Оба везиря царя возвратились к нему и сказали: «Старуха говорит, что нет кожи крепче человечьей». Царь говорит: «Подите сдерите кожу с этой старухи: она уже с’ела ту пищу, которую должна была с’есть, и прожила те годы, которые должна была прожить»*). Те зарезали старуху и принесли ее кожу. Тогда же- выдубили ремень из старухиной кожи. Царь дал жене Кырк-атара этот ремень и сказал: «На, разорвет ли он это?» Когда. Кырк-атар пришел, жена говорит ему: «Ну, давай поиграем: станем тянуться!» Кырк-атар говорит: «Разве пришел кто-нибудь? Откуда выдумала ты игру—тянуться?» Жена говорит: «Где там кому-нибудь притти?» Тогда Кырк-атар связал руки жене. Жена тянула-тянула — не могла порвать. Кырк- атар говорит: «Разорви: ведь я разорвал уже две веревки, а ты и одной не можешь разорвать!» Жена все-таки не могла разорвать. Тогда она начала плакать, оттого что Кырк-атар не развязал ей рук. После того Кырк-атар развязал руки жене. Тогда жена связала руки мужу. Кырк-атар тянул-тянул — не мог порвать: человечья кожа подтянула руки Кырк-атара к бокам
 
и еще сильнее скрутила их. Тогда жена вышла и крикнула царю. Царь пришел и вошел в дом со своими сорока везирями. Кырк-атара тут же убили. Потащили его и положили за суал. Царь, задернув занавес кровати, приготовился лечь вместе с женой богатыря.
А у Кырк-атара был один четырехлетний сын и один двухлетний. Эти два его сына играли, бегая по полу. Кырк-атар лежал, лежал и ожил. Цари и жена уснули. Кырк-атар подозвал к себе двух своих сыновей и сказал: «Идите сюда, мои дети! Попросите у матери мою саблю, скажите: «Мы поиграем ею в лошадки!» Дети стали просить ее у матери, а та и говорит: «Умершего отца своего не называйте отцом, вот этого царя зовите отцом!» Царь говорит: «Ну, у невинных детей нет греха, дай им саблю». Тогда жена дала им саблю. А мальчики, превратив саблю в лошадь, сели на ней и стали играть.
Царь и жена заснули. Кырк-атар подозвал обоих мальчиков, зажал сабельные ножны себе подмышку и говорит обоим мальчикам: «Тяните саблю!» Оба мальчика не могли вытянуть. Тогда Кырк-атар велел мальчикам разуть ему ноги; потом он зацепил эфес4) сабли за конец своей ноги и потянул. Вышло лезвие сабли в два пальца шириной. Кырк-атар и говорит: «Режьте ремень». Два мальчика перерезали ремень. Кырк-атар сказал мальчикам: «Подите спать». Кырк-атар вышел из дома, а во дворе стоят сорок везирей царя; они сторонятся, дают дорогу, говоря: «Царь идет». Кырк-атар говорит: «Вот вам дорога!» и всем им тут же, отрубает головы. Головы сорока везирей он сложил в кучу у порога дверей. Потом вошел и лег за суал.
На другой день поутру царь и жена встали. Царь сказал жене: «Видела ли ты сон?» Жена отвечает: «Я видела сон», — «Какой же сон вздела?» — спрашивает царь. — «Я видела во сне, будто головы сорока везирей находятся под сорока слоями земли». Царь говорит: «А я видел во сне, будто головы сорока моих везирей находятся у порога». Кырк-атар говорит: «Ах... не марай своей кровью моего дома!» Потом он выволок царя за ногу на улицу. Кырк-атар говорит жене: «Выйди,  посмотри, что я сделаю с царем». Он вытащил царя на распутье семи дорог и разрубил его сперва по суставам рук, потом— по суставам ног. После этого Кырк-атар говорит жене: «Видела? Довольна ли ты моим судом? Если довольна, то я разрублю тебя на части так же, как и царя. Или тебе больше понравится суд своего отца?» I
— «Мне больше нравится суд моего отца», говорит жена. И он заставил жену итти за собой пешком к ее отцу. Кырк- атар прибыл к отцу своей жены. Тесть Кырк-атара говорит ему: «Эй, зять, ты хворал, что ли? Так ты похудел!»—«Эх, тесть», отвечает Кырк-атар: «Я не хворал, но можно ли не
 
похудеть тому, кто умер и потом снова ожил?» — «Что такое случилось?» спрашивает тесть. — «Так-то и так-то», говорит зять: «твоя дочь велела царю убить меня, а вот эти два невинных ребенка помогли мне». Тесть Кырк-атара говорит: «Ты выведи эту свинью5) на распутье семи дорог и там разруби ее по суставам». Кырк-атар разрубил жену на части и снова пришел в дом тестя. А у Кырк-атара были две свояченицы; обе они говорят: «Я пойду за зятя». Тесть Кырк-атара говорит своим дочерям: «Конайтесь на палке: у которой из вас окажется верх, та и выйдет за зятя». Верх оказался у младшей дочери. Тогда Кырк-атар соединился с младшей дочерью тестя. Эта жена Кырк-атара свила из шелка тетиву для лука. Кырк-атар попросил у тестя позволения воротиться домой: «Я пойду домой, тесть: у меня есть родная земля».
— «Поди, сынок», ответил тот. Кырк-атар отправился домой, взяв с собой жену. На обратном пути они встретились с одной маленькой девочкой: бежит за Кырк-атаром, не отставая от него, и плачет! Кырк-атар говорит: «Возьмем ее с собой: похоже, это упал с коня и отстал чей-нибудь ребенок». Кырк- атар взял и посадил девочку на коня позади себя. Вот стал виднеться и дом Кырк-атара, но из-за людей дома не видно6): очень уж много собралось войска вследствие того, что потеряли царя7). Как только завидели Кырк-атара, войска так и устремились против него. Кырк-атар взял и осмотрел свой лук: тетива у лука порвана (это — та девочка перерезала тетиву у лука, соскочила с коня и отстала). Кырк-атар ускакал от войска на своем коне. Жена его успела крикнуть ему: «В твоей кожаной сумке лежит мой головной гребень, ты не касайся им воды!» Кырк-атар переехал через реку. Посмотрел он кожаную сумку — появилась тетива. Тотчас же починил он свой лук. Поток он принялся пускать в то войско стрелы и почти истребил его все. Тогда войско начало просить у него пощады: «Не убивай нас, Кырк-атар, мы сделаем тебя царем вместо того царя». Кырк-атар переехал через реку. Потом он вместе с войском пошел в селения царя. Кырк-атар пришел и остановился в доме царя. Потом он сделался царем. Взял себе двух жен и живет в свое удовольствие.

примечания

 

1. Богатырь Кырк-атар

*) будем играть. Намок на рашространеявую среди башкир иг­ру: кто кого вдретянет.

*) коварном. По обычному представлению восточной поэзии в древности, м»ир [вселенная) рисуется вероломным, злобным угне­тателем. Люди страдают огг 'злой судьбы, против которой бессиль­ны. Эта форма восточного пессимизма наблюдается всюду, начиная от -классиков 'персидской лдазии и кончая такими*, как туркменский Махтум^кули и др. Отражается она и в фольклоре многих тюркских народа®. Характерно, что башкирская сказка усвоила, этот эпитет и с&мый образ «коварного мира» из своего рода международной практики. Поэтический образ связывается здесь с распространенной (и также ^международной) л1вгендой о том, что человечья кожа — са­мая крепкая из всех кож.

  1. прожить. Характерный для фольклора параллелизм. Несомнен­ный интарею представляет также и сама оригинальная метафора жизненного пути.
  2. эфес сабли. 1 Термин несколько не соответствует общему сти­лю оказия; но подыскать здесь другое -выражение едва ли -возможно.
  3. эту свинью. По представлению мусульман, свинья — нечистое животное, и потому это 'ругательство звучало в устах бадпжир ста­рого времени шр&здо резче, чем, например5 в русском языке.

в) дома не видно. Нечто в ,роде поговорки,

  1. потеряли царя. Иначе творя, войска пришли, чтобы участво­вать в выборе нового.