СтраницаСпой, спляши и сказочку расскажи...!

 

     Жили три брата: Юхаби, Юскаби и Юркаби. Старшие братья были умные, а младшего вое считали дураком. Его так и звали дурак-Юркаби.
     Раз пошли братья в лес дров на зиму заготовить. Мать-старуха положила им в плетеный из лыка кошель хлеба-соли и разной провизии для варева.
     Приехали братья в лес, принялись за работу. Дуб за дубом валят, сучья очищают и в кучи складывают. День прошел - не заметили. Вечер наступил, вот-вот совсем стемнеет.
     Воткнули братья топоры, начали ужин готовить. А только собрались разжечь костер, оказалось, что спичек-то у них нет, дома забыли. Как быть? Решили подняться на самый высокий дуб и посмотреть, не видно ли где огонька. Поднялся старший Юхаби, посмотрел - далеко-далеко на востоке мерцает огонек. Слез с дуба, пошел в ту сторону.
     Долго ли, коротко ли он шел лесом, пришел к костру. Около него сидит маленький старичок, руки греет.
     - Не дашь ли, дедушка, огонька, костер разжечь, - попросил Юхаби, - а то взялись ужин варить, а спички дома забыли.
     - Отчего же не дать, дам, - отвечает старик, - только ты прежде мне спой, спляши и сказку расскажи.
     - Ни петь, ни плясать я не умею, а сказки и подавно никогда не рассказывал, - говорит Юхаби.
     - Ну тогда для тебя у меня и огня нет, - сказал, как отрезал, старик.
     Вернулся Юхаби к братьям ни с чем. Пошел к старику за огнем средний брат - Юскаби. Сначала он тоже поднялся на зысокий дуб, увидел, в какой стороне горит огонь, и пошел в ту сторону.
     Приходит Юскаби к костру, просит у старика огонька.
     - Спой, спляши, сказку расскажи, тогда дам огня, - отвечает и ему старик.
     - Не научили меня в детстве ни тому, ни другому, ни третьему, - говорит Юскаби.
     - Ну, тогда и огня для тебя у меня нет, - сказал старик. Вернулся к братьям и Юскаби с пустыми руками.
     Настал черед идти за огнем младшему брату - дураку Юркаби.
     Пошел было Юркаби наугад, но скоро с дороги сбился. Залез на высокое дерево, осмотрелся, увидел на востоке, где уже заря заниматься начала, огонь горит. Спустился вниз, пошел на зарю. Приходит к костру. У костра старика видит. Поклонился Юркаби старику в пояс:
     - Здравствуй, дедушка! Как живешь-можешь?
     - Спасибо, добрый молодец, живу потихоньку, - отвечает старик. - А ты далеко ли путь держишь?
     - Да приехали с братьями дров на зиму заготовить, целый день работали, а сейчас взялись ужин варить, а костер разжечь нечем, - объяснил старику Юркаби. - Вот и пришел попросить у тебя огонька.
     - Что ж, огонька я тебе дам, - говорит старик, - только сначала покажи себя: спой, спляши, сказку расскажи.
     Помолчал, подумал Юркаби, а потом так ответил старику:
     - Петь и плясать я не мастак, а вот сказку могу рассказать, только - чур! - сиди и слушай молчком, если перебьешь меня - даешь пригоршню угольков и сто рублей в придачу.
     Старик кивнул головой в знак согласия и приготовился слушать.
     - Как-то раз, - начал Юркаби, - когда моих родителей еще не было на свете, сел я на свою пегую кобылу, засунул за пояс топор и поехал в лес. Много ли, мало ли я ехал, оглянулся - у моей кобылы задних ног нет, должно быть, топор выпал из-за спины и отрубил их. Делать нечего, повернул я кобылу назад, чтобы найти ее вторую половину. Доезжаю до табуна, гляжу, а там, среди других лошадей, пасутся задние ноги моей кобылы. Ну, я подъехал к ним, составил с передними и, для прочности, сколотил деревянными гвоздями. Дальше еду...
     Старик слушает, свою белую бороду поглаживает. А Юркаби дальше рассказывает:
     - Долго ли, коротко ли я ехал, оглянулся назад - из моих гвоздей молодые дубки выросли. А один дубок такой высокий, что почти до самого неба дотянулся. Ну я, недолго думая, полез по этому дубу, поднялся на самую его макушку, гляжу - как раз передо мной ворота, через которые на небо можно попасть. Вхожу я в эти ворота, иду по небу. Дорога гладкая, как ток. Посреди неба, вижу, красное дерево растет, а на дереве невиданной красоты птица сидит: в ушах ее блестят серьги золотые, на руках браслеты жемчужные, на ногах башмачки Хрустальные, пышный хвост радугой горит, глаза изумрудами сверкают. "Какая красивая птица, - думаю, - вот бы поймать!" Но только руку протянул - птица куда-то исчезла и сразу стало темно, как в погребе...
     Старик слушает, свою седую бороду поглаживает, а Юркаби дальше рассказывает:
     - Повернул я обратно, а ни дороги, ни своих следов в кромешной тьме не вижу. "Как бы до ворот добраться" - думаю, И только так подумал - рядом чудесная птица пролетела и все кругом осветила. Оказалось, что я около самых ворот и стою. Глянул вниз - не видно подо мной кобылы, куда-то пастись, наверное, убежала. "Как быть? - опять думаю. - Как бы с неба опять на землю спуститься?" Откуда ни возьмись, ветер поднялся и принес мне целую охапку соломы. Тут я воспрянул духом; свил из той соломы веревку, привязал ее за небесные ворота и стал спускаться на землю. Долго мне пришлось спускаться. Но вот веревка кончилась, а до земли еще далеко. Вишу на самом конце, ветер меня туда-сюда качает. Покачался я так, покачался, оборвалась веревка, и полетел я вниз. Думал, что на землю, а оказалось, попал в ад. Ну, а в аду, известное дело, черти на душах грешников дрова для котлов да навоз возят. И вот гляжу, дедушка, запрягают черти твою душу, а когда запрягли - заставляют меня на ней навоз возить...
     - Ну, уж это ты неправду говоришь, - не выдержал старик. - Моя душа при мне.
     - Что ж, пусть при тебе и остается, - сказал на это Юркаби. - А угольков я у тебя наберу и гони сто рублей впридачу.
     Покряхтел старик, почесал в затылке, а только уговор есть уговор. Дал он Юркаби пригоршню угольков и сто рублей в придачу.
     С тем и пошел дурак Юркаби к своим умным братьям.

Blogged with the Flock BrowserTags:

Яндекс.Метрика