Мария Мариевна

МАРИЯ МАРИЕВНА

 

У царя были три дочери и один сын.

- «Ну, сыночек, я теперь уже скоро буду умирать. Какие бы женихи не пришли к твоим сестрам, отдай их». Сказав эти слова, царь долго не жил умер.

Сидят они как-то вчетвером, играют в карты. В это время прилетел ворон, стукнулся об землю, превратился в человека и говорит:

- «Здравствуй Иван-царевич!» — «Здравствуй, молодец!» «Что говорил отец, знаешь?» «Которое знаю, а которое не знаю». Ворон сказал: «Унесу одну твою сестру», и унес ее.

Теперь они остались только трое. Все только играют в карты. Опять прилетает коршун, стукается об землю, превращается в человека и говорит (это сказка, ничего ведь, хорошая?): - «Здравствуй, Иван-царевич!» — «Здравствуй, молодец!» «Ну,  Иван-царевич, что отец говорил, помнишь?» «Которое помню, которое нет». Коршун унес еще одну сестру.

Опять летит сокол-ястреб. Вот опять стукнулся о землю, превратился в человека. «Здравствуй, Иван-царевич!» «Здравствуй, молодец!» — «Что говорил отец, знаешь?» «Которое знаю, которое нет». Теперь всех сестер у него потаскали, ни одной не осталось.

Ивану-царевичу ни в карты играть нельзя, ни что... остался один. Что делать, куда деться не знает. «Стой, подумал он, посмотрю-ка я, что есть в отцовском сундуке?» Искал, искал, нашел карточку: очень красивая девушка (оказывается, отец его снял невесту для Иван-царевича). Имя этой девушки «Мария Мариевна».

«Ну, я поеду искать эту девушку, подумал он. Где же это она находится?» Очень она ему понравилась.

У Ивана-царевича был красный мерин. Оседлал он мерина, поехал. Едет полем, едет лесом, опять выходит в ноле, доехал до одной маленькой избушки. Напротив этого маленького домика стояли три дуба.

Привязывает лошадь к дубу, входит в избу. Вошел в избу там сидит старшая сестра. «Ой, идет браток, как меня розыскал?» А Иван-царевич даже не знал, где его сестра.

 «Спрячь свою лошадь», говорит сестра. Иван-царевич спрятал лошадь, пошел к сестре. «Ну, браток, я соберу поесть», кормит братика. «Сестра, спрашивает он, зачем эти дубы здесь стоят?» «Вот зачем! Прилетит твой зять, сядет на на эти дубы. Как сядет на них, дубы уйдут в землю (вдавливаются в землю), а он превратится в человека и заходит в дом». Вот уже летит ворон, садится на дубы, они все уходят в землю, а он превратился в человека и заходит. «Ой, жена, что это больно уж  русским духом пахнет?» «Сам гулял среди русского народа, потому пахнет русским духом», отвечает жена. Поит, кормит мужа, потом спрашивает. «Вот если бы у нас был сейчас Иван-царевич, чтобы сделал?» «Чтобы сделал? поздоровались бы, поели-попили бы и только!» «А он ведь здесь». «Если здесь, давай его сюда. Я ведь говорил, что пахнет русским духом». Вот он здоровается с Иван-царевичем. Так потряхнул руку, что чуть ключицу не повредил (вот какой сильный).

Вот они пьют, едят целую неделю. Иван-царевич живет у них. «Иван-царевич, куда ты сейчас направил я?» «Я иду к Марии Мариевне». Отец оставил ее портрет. «Итти-то идешь, но все равно ты ее не получишь». «Пойду хотя посмотрю на нее, какова она, вот... Я оставлю тебе перстень. Как перстень почернеет ты тогда меня иди искать».  Отдает перстень. «А я тебе отдам полотенце. Ты с ним никогда не будешь голодным» (видно, как сват-разум).

 После этого попрощались, и ушел. Ехал опять, приехал к такой же маленькой избушке. Там стоят шесть дубов. Опять привязал лошадь к дубу и заходит в избушку. «Ой? браток идет!» вскрикивает сестра. «Пришел», отвечает он. Попоила, покормила, опять прячет. «Сестра», спрашивает он, -зачем стоят эти дубы?» «Вот как прилетит твой зять, сядет на эти дубы, они все уйдут под землю, а он превратится в человека и тогда заходит».

Прилетает коршун, садится на дубы, они спускаются, он же превратился в человека и заходит. «Ой, что это очень русским духом пахнет?» — «Наверное, ты ходил среди русского народа, вот тебе и пахнет», отвечает жена. (Это нужно все время записывать!). Ну, она кормит, поит своего мужа.

Когда насытила, тогда спрашивает: «Вот что, муж! Если бы здесь был Иван-царевич, то чтобы с ним сделал?» — «Поздоровались бы, попили, поели бы», отвечает муж. –«А он ведь здесь». «Я ведь говорил, что русским духом пахнет. Если он здесь, веди его сюда». Иван-царевич вышел, поздоровались. Зять чуть-чуть руку не оторвал, вот какой сильный был.

Ну, в течение одной недели пили, ели. Он спрашивает: «Ну, Иван-царевич, куда это ты путь держишь?» «Я иду к Марии Мариевне. Отец оставил мне ее карточку.» Итти-то иди, но все равно ее не получишь». «Схожу, хоть посмотрю на нее, что она из себя представляет. А тебе оставлю свой перстень, если он начнет чернеть, то ты меня ищи». Отдает перстень. «А я тебе дам скатерть. С этой скатертью ты никогда не останешься голодным». После этого Иван-царевич прощается и уходит.

Теперь уже прошел очень большой путь. Видит: стоят девять дубов около маленькой избушки. Ставит лошадь красного-то мерина, заходит в избу. Сидит там младшая сестра. «Ой, вскрикивает, идет мой братишка! Как ты нашел?» «Да,пришел», отвечает он. «Возьми свою лошадь от дуба, куда-нибудь спрячь!» «Сестра я не буду прятать лошадь, отвечает он, а куда-нибудь привяжу к сторонке». Вот сестра его поит и кормит. «Сестра, скажи для чего здесь стоят девять дубов?» спрашивает брат. «Придет твой зять, сядет на эти дубы, дубы провалятся в землю, а, он, превратившись в человека, зайдет в дом. Ну, браток, я тебя теперь спрячу, а то не известно что может сделать твой зять», говорит ему сестра. «Нет, я не буду прятаться. Я буду смотреть, как будут проваливаться дубы, когда он сядет». Вот Иван-царевич дожидается своего зятя. Ну, теперь летит его зять, садится на дубы, они спускаются в землю, он же превращается в человека и заходит. Увидев Ивана-царевича очень обрадовался, потом с любовью поздоровался и вырвал ему руку. Но у него свое лекарство имеется, как мазнул, рука сразу срослась. «Ну, жена, собирай теперь есть-пить!» Что она ни несет на стол, прямо-таки удивишься. Вот они пьют, едят и пиво-то и вино-то, всякой всячины.

Теперь уже Иван-царевич прожил у них две недели. «Ну, Иван-царевич, спрашивает зять, куда ты путь держишь?» (Зять знает все это) «Я иду к Марии Мариевне. Отец оставил ее портрет, говорит шурин. «Итти-то иди, но все равно ты ее не сможешь взять,» говорит ему зять. «Я сколько ни пытался взять ее,  то не смог, и другие твои зятья пробовали, и все напрасно». «А пойду, говорит он, хоть посмотрю, какова она есть?» «Вот, зять, я тебе оставлю перстень, как он почернеет ищи меня». «Хорошо, буду искать», отвечает зять. «И я тоже дам тебе перстень». Отдает ему свой перстень. «Ну, Иван-царевич, еще мы с тобой должны поговорить... Сейчас она полтораста женихов в тюрьму заключила. Попали туда всякие люди: сыновья генералов, сыновья купцов, помещиков и много других. Как доедешь, говорит ему, и тебя запрут туда же, заберет твою лошадь. А Мария Мариевна действительно прекрасная! Все ее женихи валяются там голодные. Вот знаешь как месят свиньям таким она кормит их, а мука, как мякина. Вот сперва начни кормить солдат с женихами, не отдавай это полотенце Марии Мариевне. Иногда придется и отдать, тогда начни со скатерткой. Не отдавай эту скатерку Марие Мариевне. Иногда придется и отдать, а ты начни со своим перстеньком (оказывается этот зять все уже знал). Ну, а теперь до свидания».

 

Попрощавшись, уходит Иван-царевич. Не знаю сколько проехал, наконец доехал. Привязывает лошадь, заходит в дом. «Ой, опять идет жених!» говорит Мария Мариевна. «Ты откуда пришел, что за человек такой?» «Вот я сын такого-то царя, Иван-царевич. Отец оставил твою карточку. «Принес эту карточку, нет?» «Принес» и отдает Марии Мариевне (даже своему зятю не говорил о том, что с собой несет карточку девушки). Берет Ивана-царевича за руки и запирает в тюрьму.  Также запирает в хлев для себя его лошадь. Только заперли Ивана-царевича, а женихи очень проголодались. Он вынул полотенце, появились: обед и пиво и вино, всякая всячина вместе, а потом и музыка заиграла. Вот женихи пляшут, поют, пьют, едят, и говорят между собой: «Ну, и дал нам бог Ивана-царевича!»

Утром стряпка принесла месиво в корыте, начала подавать корыто Ивану-царевичу, а Иван-царевич как оттолкнет обратно чуточку не попало стряпке. А музыка все играет, просто прелесть как, все поют и пляшут. Стряпка простояла целые сутки, все наблюдала. Очень красиво.

Через сутки приходит к Марии Мариевне. «А где ты до сих пор была? Что так долго ходила?» «Вот что, Мария Мариевна! отвечает стряпка. В нашей казарме такая красивая музыка играет... пляшут, поют, наши-то женихи. Мне чуть-чуть не попало корыто в лоб так сильно оттолкнул его Иван-царевич». Мария Мариевна приказывает: «Приведи сюда Ивана-царевича!» Стряпка приходит: «Иван-царевич, тебя просит Мария Мариевна!».

Вот Иван-царевич вышел из казармы, а из окон кричат ему женихи: «Иван-царевич, как-нибудь не отдавай ты свое полотенце». Иван-царевич приходит к Марии Мариевне, она задает вопрос. «Ты чем же так можешь?» «У меня есть полотенце». «Ты мне отдай его!» «Дать-то дам, но ты дай мне потрогать твои груди» (вот куда двигается). А Мария Мариевна думает: «А что, разве убудет от одного  прикосновения?» Позволяет. Он отдает полотенце. Опять запирает его. Вот он начал со скатертью, в три раза лучше питье и явства, а музыка играет еще лучше. Опять стряпка несет свое месиво, теперь уже стала в сторонку. Иван-царевич оттолкнул далеко корыто. Три дня плясала стряпка с трезвой головой. Вернулась домой: «Ну, спрашивает Мария Мариевна, что это ты очень долго ходила, трое суток пропадала?» «Трое суток не переставая плясала, отвечает она. Там поют, пляшут, музыка прекрасная». «Приведи Ивана-царевича!» приказывает она стряпке. Приходит Иван-царевич. «Ну, Иван-царевич, как это ты так можешь?» «У меня есть особая скатерть». Отдай ее мне!» «Отдать отдам, говорит, -если дашь дотронуться до волос твоих»...

Мария Мариевна в изумлении думает: «А что! от того, что дотронется, разве убудет?» и позволяет. Иван-царевич отдает ей скатерть. Его опять уводят и запирают. Вот он уже стал действовать своим перстнем, теперь в семь раз прекраснее. Стряпка опять несет свое месиво. Теперь уже не подает в окно, а сразу пляшет. Проплясала целую неделю.

Опять возвращается обратно. «Что долго пробыла спрашивает Мария Мариевна?» «Всю неделю плясала, в семь раз лучше прежнего!» Опять Мария Мариевна удивляется, приказывает: «Приведи Ивана-царевича!» Идет Иван-царевич. А из окошка женихи кричат: «Иван-царевич, пожалуйста, не отдавай уж теперь свой перстень!» «Чем же теперь-то ты это делаешь спрашивает Мария Мариевна. «Перстеньком», отвечает он. «Ты мне отдай его!» «Дать-то дам, говорит он, ты ложись на кровать, а я повисну над тобой на лямке и буду стремиться поцеловать тебя». А Мария Мариевна в раздумьи: «От того, что он попытается поцеловать меня ничего не будет, лягу», решила она. Мария Мариевна легла, а он повис на лямке, так что можно лишь только кружиться вокруг ее лица. Иван-царевич своей ловкостью все же сумел поцеловать ее. После этого она говорит: «Ну, Иван-царевич, уж какая я хитрая, а ты оказывается был еще хитрее!»

Вот они живут около недели вместе очень хорошо. А она, Мария-то Мариевна оказывается была царица и говорит: «Ну, Иван-царевич, я поеду на войну для наблюдения. Нельзя не ехать, а ты останься здесь вместо меня. Вот я тебе оставлю одну тысячу денег, -говорит. Отдай женихам: пусть выпьют с похмелья, выпусти всех на волю». И ключей оставляет ему очень много. «При помощи этих ключей ты можешь ходить и рассматривать все, что у меня есть». Сказала и отдельно передает двенадцать ключей. «А этими ключами ничего не открывай!» Мария Мариевна уехала на войну, а Иван-царевнч выпускает женихов. Они поблагодарили Ивана-царевича и уходят. Вот он теперь всюду ходит, все рассматривает, открывая одно за другим. Чего только нет у нее. Все есть. «А зачем же не велела открывать этими двенадцатью ключами, думает. – А  что будет? открою!»

Вот он открывает двери, поднимается кверху. Поднялся, видит сидит двенадцатиглавый дракон, закованный в цени. Вот какая хитрая оказалась: даже двенадцатиглавого дракона смогла заковать (пиши). В комоде стоит бутылка зеленой воды. Двенадцатиглавый дракон спрашивает Ивана-царевича: «Иван-царевич, подай мне эту зеленую воду. Если дашь, я тебе спасу три твоих жизни» (века). А Иван-царевич подумал: <А что, хорошо ведь, если я проживу три века», и подал воду дракону. Выпив эту воду дракон как напыжится-все цепи разорвал. А эта вода оказывается была придающей силу. Выходит из окошка и прямо летит на войну. Хватает Марию Мариевну и прямо к себе (вот!). Иван-царевич остается не при чем. Ну, Иван-царевич ждет Марию Мариевну. Ждет день, ждет два, ждет неделю нету. Солдаты, возвратились с войны, говорят, что Марию Мариевну увез дракон. Запирает все кругом Иван-царевич, берет красного мерина и едет к дракону. Ехал-ехал, доехал, а дракон от того, что долго в цепях просидел, ходил угощаться в гостиницу, Иван-царевич приходит, берет Марию Мариевну-вдвоем едут домой. Вот приходит домой дракон и спрашивает: «Куда ушла моя Мария Мариевна?» — «Увез Иван-царевич» — отвечают ему. «Подите, спросите у доброго коня, когда нам ехать ему вслед?» Идут служащие, спрашивают: «Когда ехать в догонку Ивану-царевичу?» Конь отвечает: «Посейте рожь, созреет; ее выжните, смолотите, смелите и сделайте солод, сварите пиво, выпьем пиво и поедем (через год). Вот посеяли рожь. Поспела, сжали, смолотили, смололи, наварили пиво, попили, потом поехали. Вот змей берет доброго коня, садится верхом и поехал вслед. Иван-царевич не доехал еще даже до полпути, как дракон догнал его. «Вот, Иван-царевич, я уже спас один твой век» (вот уж век!). Берет Марию Мариевну, едет обратно. Иван-царевич поехал за ним. Приезжает Иван-царевич, а змей опять ушел пьянствовать. Берет Иван-царевич Марию Мариевну и увозит. Приходит домой змей, спрашивает: «Куда ушла моя Мария Мариевна?» «Иван-царевич увез», отвечают ему. «Сходи, спроси доброго коня, когда скажет ехать в догонку?» Вот идет служащий к доброму коню и спрашивает от него: «Когда можно ехать за Иваном-царевичем?» «Посейте пшеницу, выжните, испеките пшеничный хлеб, тогда поедем.» Посеяли пшеницу созрела, сжали, вымолотили, напекли хлеба, поели, потом-поехали. Теперь уж проехал половину пути, полгода ехал.

«Вот Иван-царевич, говорит дракон, я уже два твоих века спас. Больше не приезжай». А Ивану-царевичу не терпится (душа не терпит) сильно полюбил. Опять поехал дракону вслед. Доезжает, забирает Марию Мариевну и увозит. Приходит домой змей, спрашивает: «Куда опять ушла Мария Мариевна?» «Увез Иван-царевич». «Идите спросите доброго коня, когда ехать?» Служащий идет к доброму коню, спрашивает: «Когда ехать вслед Ивану-царевичу», «Через три месяца поедем», —, отвечает добрый конь. Проходят три месяца, поели, попали вместе с лошадью, опять поехали. Теперь уж проехали много больше чем половину дорога. «Ну, Иван-царевич, теперь спас три твоих века, теперь уж не приходи; все равно убью», ГОВорит дракон. А у Ивана-царевича душа не терпит. «Нет, еще поеду», подумал он. Иван-царевич опять поехал... Приехал. Берет Марию Мариевну, опять увозит (сколько нашел работысвоим открыванием).

Вот приходит змей, спрашивает служащих: «Куда ушла моя Мария Мариевна?» «Увез Иван-царевич». «Подите, спросите доброго коня, когда скажет ехать?» Служащий спрашивает коня: «Когда ехать вслед за Иван-царевичем?» — «Через месяц, отвечает конь очень шибко едут». Едут через месяц. «Ну, Иван-царевич, теперь уж я тебя убью. Ну, и изрубил его вместе с красным мерином. (Отзывается Иван-царевич доехал было до моря). Кладет он его в бочку и пускает в море. Змей опять увез Марию Мариевну. Мария Мариевна сильно горюет, даже ума лишилась -настолько горюет. Ворон посмотрел на перстень он почернел. «Ну теперь нашел своей голове конец Иван-царевич, подумал он, а надо ведь итти к коршуну, к братишке». Прилетает к коршуну, говорит: «Умер ведь наш Иван-царевич». «Я тоже посмотрел на перстень--почернел. Я ждал тебя», отвечает коршун. «Ну, ведь наш братишка ждет нас». Говорят про ястреба-то: «Давай, пойдем к нему». Приходят к ястребу. «Ну, браток, умер ведь наш Иван-царевич.» «Да, умер, отвечает он, у меня тоже перстень почернел». И дальше им говорит ястреб: «Сумел завоевать ее, а жить не сумел. Мария Мариевна наказала не открывать двенадцать замков, а он, дурак, открыл. Не надо бы подавать зеленую-то воду хоть.  Вот он теперь три века спас ему (ястреб все знает). Ну, вы ищите внизу, а я вверху летать буду. Пойдем по берегу моря».

Ворон с коршуном внизу ищут, в лесу, а ястреб вверху летает. Вот ястреб искал-искал, нашел. Стоит на одной горке бочка. «Идите сюда, я нашел: не знаю Иван-царевич, не знаю, что?» -кричит им ястреб. Вскоре прилетели братья.

Вот ястреб берет бочку и несет на то место, где был убит Иван-царевич, и бросает ее сверху, приговаривая: «Если там Иван-царевич, пусть бочка разобьется. Если же нет останется целая». Бочка упала и разбилась. Ну принялись они соединять отрубленные части Ивана-царевича. Уже сделали похожим на человека. Ястреб вынул из кармана пузырек с мертвой водой, помазал, он стал точь в точь как мертвый. Вынимает ворон из своего кармана оживляющую воду, помазал Ивана-царевича, он встал. «Ой, очень долго спал!» «Много спал. Тебя же твой двенадцатиголовый дракон изрубил, мы тебя разыскали», говорят ему. «А верно ведь, изрубил, а где мой красный мерин?» «Его тоже изрубил, его вороны исклевали».

 «Ну... я поеду еще один раз, и вам придется опять оживлять меня» (настолько душа его прилипла к ней). «Вот что, Иван-царевич? обращается к нему ястреб.-Где он нашел своего доброго коня -пусть об этом спросит Мария Мариевна, Пусть скажет, что, мол, ты уж теперь убил Ивана-царевича, а я буду теперь твоя. Где, мол, ты достал его?» «Если ты пойдешь пешком, то тебе придется идти целых десять лет. Вот я тебя, предлагает он, увезу (на себе). Только лишь двадпать верст не донесу. Донес бы до него, он может учуять мой запах н убить» (а зятья оказались очень хорошими потому, что, когда выдавал сестер, так не заставлял долго упрашивать их). Вот и понес его ястреб. Только двадцати верст не донес, опустил его с себя. Приходит к Марии Мариевне, она его поит, кормит и прячет. Вот приходит дракон, и Мария Мариевна начала говорить с ним. «Где ты достал доброго коня? Я теперь уж буду твоя, Ивана-царевича убил...» «Я, отвечает он, из-за этого доброго коня три года пастушил. Вот отсюда наверное будет верст двести, имеется море, а перейти через это море невозможно. У меня в сундуке есть скатерка, как этой скатеркой махнешь сразу сделается мост. Вот я через этот мост и перешел. Пройдешь около десяти верст там живет Яга-ягнида. У нее триста лошадей. Вот я пас этих лошадей в течение трех лет». Сказав это, змей опять ушел. Она вынимает из сундука скатерку, призывает Ивана-царевича и говорит ему: «Ну, Иван-царевич, придется тебе три года пастушить». «А, буду пастушить!» отвечает. «Я тебе дам эту скатерку, ты иди». «Зачем она мне?» — спрашивает он. «Для перехода через море. Махнешь ею, сделается мост, и ты перейдешь».

Выходит Иван-царевич и двести верст шагает пешком. Сделался мост, переходит и идет к этой старушке, к Яге-ягниде. А старушка очень злая. Приходит туда Иван-царевич, приветствует ее. «Здравствуй, бабушка». «Здравствуй», отвечает она. «Что, разве ты живешь одна?» «Нет, у меня есть еще двое дочерей, они лошадей караулят, пастушат». «Может меня наймете пастушить?» «Постой, вот придут девчата, что они скажут». Вот пригнали девчата триста лошадей и заходят к матери. А там сидит Йваи-царевич. Девушки идут в свою комнатку призывают мать.

 «Мама, поди-ка сюда! шопотом говорят они. Откуда такой красавец пришел?» «Он пришел наниматься в пастухи», «Мама, давай мы его наймем. Пасли-пасли, нам уже надоело». Девушки выходят из комнаты. «Наймешься что ли в пастухи?» спрашивают они. «Я за этим и пришел», отвечает Иван-царевич. «Ну, говорят они, завтра ты погонишь лошадей», а об оплате не договариваются. Иван-царевич пастушит: год прошел, два прошло, прошло два с половиной года. Он очень прилежно пастушит, и девчатам стало жаль его, очень пожалели его. «Мама, мы теперь сами будем пасти. Пусть теперь идет домой к себе», потом девчата обращаются к нему: «Ну, Иван-царевич, что возьмешь за работу?»- «Какого доброго коня дали двенадцатиголовому змею, и я прошу такого же». «Дадим тебе, говорит мать. Вот тебе узда, как пройдешь три версты, там стоят одиннадцать дубов и один пенек. Отсчитай четыре дуба, а пятого позови к себе, он тебя очень ждет (Яга-ягнща все знает). Этот сильнее всех, у нас останется еще десять, нам хватит».

Иван-царевич идет с уздой приходит, отсчитывает четыре дуба, на пятом кричит: «Выйди, добрый конь! Я, Иван-царевич, пришел». Добрый конь очень обрадован: «Я, мол, в царские руки попал». «Ну, Иван-царевич, говорит он, садись на меня». Сел. «Куда поедем? Сверху поехать, он может учуять по воздуху. Если по земле поедем, то земля будет сильно содрогаться» {оказывается бессильный!). Согласились ехать тихонько по земле. Доехали до-моря. Иван-царевич машет скатеркой, тихонько переходят. Вот подоспели к Марии Мариевне, забрали ее и поехали. А он, добрый конь, едет тихо. Приходит змей, опять Марии Ма-риевны нету. «Куда ушла Мария Мариевна?» «Увез Иван-царевич», отвечают служащие. «Иди, спроси доброго коня, когда ехать». «Попьем, поедим и поедем, ответил конь, Теперь брат мой. Не знаю, сможем, не знаю нет». Вот он догоняет их. «Ты у кого служишь, спрашивает старший брат?» «У чорта». «А я служу у царя. Вот, если хочешь жить, подними его вверх, стряхни и изруби». Вот таким образом он убил змея. «Теперь айда, поедем!» — говорит добрый конь. Мария Мариевна садится на драконова доброго коня, а Иван-царевич на своего. «Ну, давай, теперь поедем. Кто может сильнее». Младший брат все отстает и отстает. Иван-царевич за три сутки раньше доехал. Вот и Мария Мариевна приезжает. Эти места, этот город очень понравились Марии Мариевне. «Поезжай теперь ко мне, говорит Мария Мариевна, вези сюда свое полотенце, скатерть, перстень из сундука!» «Я много горевала из-за этих вещей». «Призови своих зятьев, сестер для свадьбы!» Иван-царевич по пути же доезжает до ворона и заходит к ним.

Как раз сидит зять. «Ох, говорит он, идет Иван-царевич. Наверное приехал звать меня на свадьбу!» Очень обрадован. «Да, иду звать вас! говорит Иван-царевич. А пока еду еще за полотенцем, скатеркой и перстнем. На обратном пути еще заеду-приходите все!» Уехал к другому зятю, заехал к третьему. Все порассказал, а зять ястреб ему говорит: «Ну, спасибо., Иван-царевич, что пастушил. Все-таки вы уж его теперь убили., а мы все жили, боялись его. Ну, а теперь съезди и возьми перстень, полотенце, скатерть». Вот Иван-царевич едет опять. Приезжает, заходит в дом, открывает сундук, забирает все. Сколько времени он ездил, за это время ни одного замка нет ломанного, все цело. Запирает так же и едет к зятю. «Ну, зять и сестра, одевайтесь, поедем!»

Едут к коршуну. Приезжают,  а коршун ждет не дождется. Заходят в избу. «Ну, зять и сестра, одевайтесь, поедем играть свадьбу». Едут к ворону. Приезжают. Ястреб начал говорить. «Вот брат, говорит он, спасибо Ивану-царевичу за ходьбу в пастухах». — «Очень большое спасибо», говорят остальные братья. Ястреб говорит: «Теперь сильнее нас нет никого на свете». И они говорят, что мы теперь никого не боимся. Выезжают. Приезжают. Мария Ма-риевна вышла встретить зятей, сестер. Ну, собрал теперь гостей Иван-царевич.

В течение целого месяца играли свадьбу. Сказка туда -я сюда.